Вверх
Вниз

BOKU NO HERO

BOKU NO HERO

Boku no Hero

Объявление

WANTED↝

WANTED↝

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Мы Вконтакте
Добро пожаловать
Добро пожаловать на ролевой проект по одноименной манге и аниме - Boku no Hero Academia! Вашему взору предоставлен мир приключений, где 80% населения планеты обладает квирком - этакой причудой, сверхъестественной способностью. Каждый тут волен выбрать путь, которому будет следовать их герой, злодей, или может вам в радость составит поиграть линчевателем? Отметить стоит и то, что даже каноничные персонажи могут быть усилены в игре, вне зависимости от того, какой исход ждет героев в оригинальном сюжете.
Стоит отметить, что сюжет имеет авторский характер, мы не претендуем изменить или навредить оригинальному произведению, потому следует все же нас отнести к полуканоничной вселенной.
Любые возникшие вопросы, касаемо создания персонажей, помощи и т.д., можете задавать в данной теме или в ЛС любому из администраторов.
Жанр: приключения, фантастика;
Организация игры: эпизоды
Тип мастеринга: по большей части активный, GM будет принимать участие почти во всех отыгрышах, имеющих сюжетный характер.
Полезные ссылки
Лучший пост
— Сэр? Серьёзно, сэр? — в голове Кейзабуро промелькнуло легендарное "Ты меня дрочишь?", столь часто используемое его одноклассницей, он было даже задумался о произнесении этого вопроса вслух, но подловил себя на мысли о том что его уровень коммуникации ещё не пал столь низко, чтобы так общаться с кохаем. И это даже не говоря про его пребывание в Тройке, предполагающее пребывание пай-мальчиками. Впрочем, вид полудохлого на вид подростка с синяками под глазами и растрёпанным хаером в полудомашних-полувыходных вещах вряд ли бы вызвал уважение у кого-то ещё, что не могло слегка не льстить.

— Давай просто по имени, я старше тебя на каких-то пару лет. Меня Куре зовут. — юноша замолчал, перемалывая в голове всю получаемую им информацию. Он отпустил плечо мальчика и начал легко колошматить костяшками пальцев по завалявшимся в кармане джинсов паре сотен йен, которые от ударов начали легко позвенивать, складываясь в определённый ритм. Не смотря на неприятное положение дел музыка в молле, признаться честно, невольно расслабляла. А рассуждать на спокойную голову было куда легче. [...читать далее]
АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boku no Hero » Персонажи » Shota Aizawa, 31 y.o. [hero]


Shota Aizawa, 31 y.o. [hero]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[hideprofile]

[my]Шота Айзава | Shota Aizawa[/my]
[bigram]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/07/97a1c2a9af5c563434b08138d0841154.gif[/bigram]
[zg]Характеристика персонажа[/zg]
[html]<div class="anketabg"><div class="anketablock">
<table layout=fixed width=100%><tr>
<td><h6>Достоинства</h6>
<div class="anketablockcont">  ► Неприхотлив. Может спать где угодно, когда угодно, как угодно — главное чтобы был спальный мешок;<br>
► Не любит ничего лишнего;<br>
► Любит котов;<br>
► Мало ест;<br>
► Заставит летать даже страуса;<br>
► Профессионально стреляет глазками;<br>
► Имеет два высших образования.</div>
</td>
<td><h6>Недостатки</h6>
<div class="anketablockcont"> ► Все еще может спать где угодно, когда угодно, при каких угодно условиях; <br>
► Все еще не любит ничего лишнего;<br>
► Все еще любит котов;<br>
► Забывает, что надо что-то есть;<br>
► Страус полетит без особого на то желания;<br>
► От «стреляний глазками» обычно становится дурно… не ему;<br>
► Горе от ума, честное слово.</div><br>
</td>
</tr></table></div>
<br>
<div class="anketablock"><table layout=fixed width=100%><tr>
<td width=40%>
<table>
<tbody>
<tr><td><h6>Геройское/Злодейское имя</h6><div class="anketaadd">Ластик | Eraser Head</div></td></tr>
<tr><td><h6>Дата рождения / возраст</h6><div class="anketaadd">8.11.2184, 31 y.o.</div></td></tr>
<tr><td><h6>Принадлежность</h6><div class="anketaadd">Герои</div></td></tr>
<tr><td><h6>Занятость</h6><div class="anketaadd">Герой; Преподаватель Академии U.A.; Классный руководитель 2-A</div></td></tr>
<tr><td><h6>Ориентация</h6><div class="anketaadd">Асексуал </div></td></tr>
<tr><td><h6>Прототип</h6><div class="anketaadd">Канон </div></td></tr>
</tbody></table>
</td>
<td>
<h6>Характер</h6>
<div class="anketablockcont2"> Характер есть не что иное, как долговременный навык. © Плутарх
<br>
Если говорить долго о существе — можно запутаться. Ведь, по сути, мы меняемся и остаемся неизменными вплоть до могильной плиты.
Ты можешь не замечать изменений до последнего. Ты даже ничего не почувствуешь. Просто однажды туманный Альбион прорастёт в тебе терновником и реальность рассыплется стеклянным крошевом — ты никому не расскажешь об этом. Не расскажешь ты, и как видел лодку с мертвым телом Шалот, и о покаянии Иуды. Потому что это просто итог, не ответ, почему лодка приплыла.<br>
<br>
Дело не в том, хороший ты или плохой, дело в деталях, которые закрыты струпьями тумана, переборовшими рассвет. И ты будешь танцевать и изменяться, завися от них.<br>
Дело не в том, какой ты, а в том, как ты стал таким.<br>
В действительности стоит искать только одно: то, что воспитывает мужество, ибо это и есть ответы на все вопросы.<br>
Ты зеркало своих шрамов.<br>
Так чему научили тебя они? Что взрастило в тебе тебя?<br>
<br>
Айзава — это Альбион, с прозрачной веной-рекой в пульсе; с мыслями, спутанными треснувшей мозаикой; с возрастом чуть меньше, чем бесконечность. Меланхоличный, не романтичный, не принятый в шуты остов туманов. Он едва следит за собой, носит поношенную одежду, редко бреется, и вопреки всему помешан на гигиене. Айзава отдает предпочтения удобству. Он не следит за модой. В моде нет очарования. Он помешан — на забытом. Да и ходить по магазинам сегодня лень и недосуг. Но это не то, на что стоило акцентировать внимание. А на чем тогда?<br>
<br>                                                                                                     
С начала? При первой встрече создает впечатление, что он на карнавале жизни случайно забыл свой гроб. Не собранный, с багажом опыта за спиной, который закрыл и выбросил ключ. Потерянный для мира и собеседника в целом в цену своей незаинтересованности. Шота умеет, как никто иной, не показывать эмоции, быть скрытным, как содержимое океанического дна, выглядеть совершенно невозмутимо, говорить редко и монотонно. Энтузиазма — с гулькин нос.<br>
<br>
— Ты выбрал геройское имя?<br>
— Нет.<br>
— Будешь Ластиком?<br>
— Буду.
<br>
<br>
Но безразличие снимается как плащ. Открывается новый наряд. Преподавателя и Героя. Строгость, тонко граничащая с жестокостью. Он готов вынести весь класс из академии на носилках, только для того, чтобы каждый шкет прознал, что значит лакать собственную кровь, потому что другой — не получишь, пока до дна не достанешь языком. Он скрытый герой, готов стать и щитом, и копьем, хотя ни для первого, ни для второго не заточен, но герои ведь все дураки, когда перед глазами маячит жизнь чужая, а капля чернил, которая в его случае и не капнет — жуть как заманчиво блестит.
Шота опытен и практичен, неприхотлив и независим от мнений. Он герой, но давно уже не питает иллюзий и не пишет записок в дневник. Герой умен, сообразителен и умеет принимать решения.<br>
Он честно пытается придерживаться нейтралитета в любых спорах, но Альбион машет рукой и готовит войска, Айзава Шота, по обыкновению, оказывается меж двух огней, гремит рогами и думает, что с этим счастьем делать. И приходится ведь что-то делать.<br>
<br>
Быть героем — значит превзойти самого себя.<br>
<br>
Новый лоскут падает, и конец становится ближе. Ближе к тем, кого он впустил чуть дальше в свои двери. Среди окружения числится субъектом с неоднозначным и на редкость несносным характером. Характер, что взрастила в нем жизнь, позволял ему выживать и выходить относительным целым в гряде бесконечных поражений и схваток. Он все еще сдержан и до дикости прямолинеен, молчалив и любознателен. В нём градусом выше плещет рассудительность, принятие и способность не терять самообладание. Несмотря на всю свою интроверсию, дальновидность и мудрость, которой нет, но предположим, что она там светила, Шота бывает остёр на язык, ироничен и до нежного груб. <br>
<br>
И вот последнее, то, что осталось, и то, что никогда не менялось — Ланселот закроет дверь, оторвав взгляд от лодки: Шота — человек. Который тоже умеет бояться. Бояться смерти, потерь, боли и тишины перед угловым поворотом. Он боится потерять память и то, что стало им. Не любит выбирать, вставать по утрам, открытого флирта, и прикосновений долгих, утешающих к голове и касаний в целом. А еще липучих этих людей, которые как бы друзья, но, ладно, их… чуть-чуть любит. Любит жизнь во всех её проявлениях и черный чай, листовой. У него суточный энергетический цикл — совиный. Для интриг — оппонент. Хорошие гонорары, но перманентно нет денег. Айзава Шота абсолютно искренен в своей заботе к ученикам. Всем. Даже если и не может защитить. Он не верит в своих учеников, он знает их. Айзава внимательный и даже умеет скучать. Не привязчивый, но если  привязался, то не до завтрашнего петуха. Он — живой.<br>
<br>
Итак.<br>
Вот он, Шота, стоит, снимает с себя оболочку за оболочкой, час за часом, разоблачает что-то, что уже не оторвать от себя. Последнее, неотделимая жирная точка в конце, разоблаченная, настоящая, и она шепчет «я — есть». И кроме неё больше ничего нет.<br>
То, что воспитало в нём мужество — я не могу ответить на этот вопрос, именно потому всё вышеперечисленное, на самом-то деле, — не имеет смысла.</div>
</td>
</tr></table></div>
<br>
<div class="anketablock"><table layout=fixed width=100%><tr>
<td><h6>Бытовые навыки</h6>
<div class="anketablockcont">► Готовить может, но не будет;<br>
► Умеет водить большинство средств передвижения, исключая военные и летательные;<br>
► Умеет случайно ломать;<br>
► И лениться чинить, последнее в идеале тоже умеет;<br>
► Играет на гитаре.</div>
</td>
<td width=40%><h6>Семья</h6>
<div class="anketablockcont"> Есть кот</div>
</td>
</tr></table>
<div class="anketablock"><h6>Квирк</h6>
<div class="anketablockcont"> Прогресс - это способность человека усложнять простоту. © — Тур Хейердал<br>
<br>
Стирание Причуд: способность подавить квирк человека, на которого направлен взгляд Шоты, путем блокирования участка, отвечающего за причуду. В сочетании с природным умением к скрытности, боевыми навыками и умом, Айзава способен разобраться почти с любым противником face-to-face.</div><br></div><br><br>
<div class="anketablock"><h6>Костюм и гаджеты</h6>
<div class="anketablockcont"> Пока у меня перо в руке и револьвер в кармане, я не боюсь никого. © — Муссолини<br>
<br>
Специальные очки — в своем геройском амплуа носит очки, скрывающие направление его взгляда, и снижающие давление квирка на собственные глаза.<br>
Черный комбинезон близкий к мотоэкипировке, использующий исскуственные укрепленные материалы Nomex, Air Feel и ComforTemp. За спиной, на поясе - сумки с «по мелочи».<br>
Лента — специальная плотная лента, обмотанная вокруг его шеи, может быть использована для: захвата, защиты, уклонения, обездвиживания, отвлечения и просто помахать красиво.</div><br></div><br><br>
</div></div>
[/html]
[zg]Связь и пробный пост[/zg]
[html]<div class="anketabg"><div class="anketablock"><h6>Пробный пост</h6>
<div class="anketablockcont2"> Мы ничего не можем поделать с жизнью, только прожить её. © — Лоуренс<br>
<br>
— У меня… как бы красиво сказать… полнокровие и лишнее кровопускание не повредит.<br>
Шота вскинул голову, сунул руки в карманы, вслушался в шум воды. Замерло время в карманных часах господина Буре. <br>
— Для этого не обязательно терять руку, нет?<br>
Ему тринадцать и не понять, зачем кто-то расплачивается жизнью за строчку в новостях. Зачем что-то отдается навсегда. Слишком щедро для смертного. Слишком мало для Бога. Она — не великое божество, но выходя из душа, плача лихорадочным смехом, сжимала в одной руке кровоточащий обрубок другой. А еще, она подносила нож для писем к чужому горлу — слишком поздно кожа чувствовала, как остриё начинало пить. <br>
— Если бы то же самое произошло в реальном бою, то лежал бы он уже в шести футах под землей без надгробия, и изумленному лицу не помочь зашить улыбку второго рта.<br>
<br>
Она сказала: однажды Дав спасет Рим, но сперва будет клеймо.
<br>
<br>


<br>
— Разберемся по ходу дела, точное число заложников неизвестно.<br>
Ночь гнездилась темнотой, распуская тени в нечеткость лахмотьев. Карман привычно оттягивал вибрирующий телефон и мятные леденцы. Шум в ушах нарастал от предчувствий. Их собрали толпой, от мала до велика, и Шота не верил, чтобы кто-то спасти. Парадигма пошла трещинами — по факту, должна случиться показательная казнь. Герои. Разве герои скопом кидаются в осады?<br>
<br>
Ему двадцать с прицепом, у него упрямый взгляд и Мьетта в ушах, а перед глазами почти седая пара, с которыми ему даже лень себя сравнивать. Него тип людей. Сильны и безнадежно упрямы —  Шота до конца не уверен, зачем он им вообще сдался. Ночь лилась отравой, текла по венам и упиралась в мышцу, которой на самом то деле все еще безнадежно страшно. Ночь создана для Титаников и Атлантид, для трагедии. Рука опустилась вниз. <br>
Газ продолжал хлестаться в небо. <br>
А он здесь явно не по фасону.<br>
<br>
От желанья уйти до желанья остаться - лишь миг. ©<br>
<br>
На оконном стекле конденсировалась влага — Шота провел несколько раз рукой, смахивая мокрую пелену. На него снова ощерилась глянцевая тьма и отражение фосфорно смеющейся светом луны.<br>
— Я бесполезен против нормальных и толпы. — Слова вышептывали правду, отравлены — ревностью, гневом и фанатизмом. Он говорил, но занес руку, осколков поток рухнул к ногам, прежде чем черный провал в пространстве захлопнулся на белых лентах у шеи. Бывает. Первый вылет не всегда успешен. <br>
Тенями мелькали рубидиевые фантомы — только вынеси на воздух и бу-ух. Движение проходило в ощущениях. В бесконечном потоке двоичного кода, матрицей скручивая пространство за мгновение до удара. Спустя десять минут дыхание стало подводить и почки готовы были вылететь из рта. Лови. Спасибо, дайте новые. <br>
<br>
Лестничная площадка встретил огрызком черноты из окна и дыханием холодного ветра. Воздуха в лёгких стало до тошноты много и хотелось выплюнуть потроха. Рука замерла на перилах, гул шагов отзвучал возле самого уха. Шота схватил противника за ворот пальто, рванул к себе, словно для поцелуя, и со всей дури удалил в ближайшую стену. Багровая жижа размазалась по белому кафелю. Он даже не знал кто это. Не жертва. Не герой. Злодей. Все остальное казалось ужасно не важным.<br>
<br>
Иногда Шоте казалось, что он что-то делал не так в этой жизни, что бинты стянули шею, что новый удар по косой был лишним, но он старался смотреть в лицо, чтобы не выглядеть злым или жестоким. По крайней мере, он не хотел, чтобы кто-то решил, будто им руководит ненависть, а просто обязанность, за которую платят. Глупая надежда, родом от идиотски жизнерадостного дельфина, изрыгающего воду. Злодей перегнулся через шаткие перила и улетел вниз. <br>
От волнения сами собой ноги несли его, накручивали полами-углами-стенами-потолками сужающиеся круги, а чернильное небо за оконной границей светлело у самого дна от разбрызганных по космосу звезд.<br>
<br>
Пустынный коридор уходил в никуда. Шота думал: а где же остальные? Но в пустоте двух одичавших бесконечных стен мысли смотрели на него с обратной стороны мозга; ладонь привычно сжала страх, который некуда было засунуть. Сердце, только встревоженное, вскипев, запузырилось; в мгновение сжалось до куска щебенки, болтающейся на сосудах; ужас подступал к горлу, раздвигая струпья сухого воздуха. Он точно даже не помнил, когда так скребся о сердце страх. Чувствовал, как пульсировала паутина вен под тонкой кожей и замирала на первом такте. Двери возникали в проемах по обе стороны. <br>
Приоткрытые, без света и людей. Он чувствовал себя потерянным, вместе со всей своей жизнью, лоскутами геройства и амбициями, которые нахрен никому не сдались. Видел как ад накрыл героев, и роковой горн впервые изверг звук. На него обрушился мир. И он с руками по сторонам поплыл над его обломками, разрезая цветущую алость. <br>
<br>
Прошла секунда тишины, быстрая, как падение, замерший звук разложился на стоны и крики. Жизнь распихалась по ребрам. Разбирал страх и свихнувшееся веселье. У него (страха, ужаса, восхищения, адреналина) глаза — два озера Байкала, по которым топчутся рыбаки. Он пятился на своих крепких, не дрожащих ногах по битому стеклу, в котором кривые раздробленные отражения лиц. Все утыкано телами. Злодеев. Героев. (Как много повторяющихся существительных.)<br>
<br>
Смерть носилась над покрытом запекшейся кровью кафеле. Из-под плоти торчали сердца; в глазницах — пологий мрак; цвели георгины ощеренных ребер.
<br>
Пальцы впились в горло какого-то гаврика, сжались — ладонь опоясали синие вены, жилы и краснота. Герои. Он снова не знал, ни имени, ни судьбы, ничего, важно было «спасти» товарища. Это тоже был Героизм. Пока «душа» — эфемерность выдавленного потока священеческих слов, которые говорят, что значит быть героем. Слова могут быть разрушены подобно костям. Душа тоже. Но не убеждения, что это Героизм. Он неожиданно, остановившись на входе, вдруг стойко стал понимать, что героизм — простое и громкое слово, средь груды мертвых тел. Героизм — это тоже насилие, но над злом — и пока ему не все равно — от этого хочется блевануть. Так много глупых слов. И он крошечный посреди этого праздника жизни, но ему не хочется больше в свою карманную вселенную, где он всесилен. <br>
<br>
Шота смотрел. Глаза наполнялись слезами и хотелось дико сморгнуть от света. Впрочем, свет не мешал Злодеям постреливать в его сторону. И он бежал вперед, к ним. На бегу боролся с забрызганной кровью футболкой. Он рвал ткань, словно она обжигала кожу и рычал горлом, в ответ на хныканье и крики. Шота спотыкался о руки торчащие из мертвых тел, среди них узнавал тех стариков, смотрел в недвижимые их глаза. Всё мешалось. И хорошо. Прямо там, на тридцать седьмом этаже. Дребезг треснувшей молнией жизни, звон упавших тел в голове над бездной. И чужие бомбы бездарно разрывались в шаге от…<br>
<br>
— Что за? — голос вибрировал грудно, в разбитом создании долгий протяжный звук. Руки, вцепившиеся в ключицы — сильнее. И он потонул в безразмерном черном пространстве, которое продолжало литься в стекла. <br>
Однажды насилие восстановит разрушенное. <br>
<br>


<br>
Сквозь веки проникал резкий белый свет и носился по нервным узлам стеклянно-синим пульсом. Потом исчезал и он. Шота не ощущал ни времени в карманных часах, ни дыхания. В голове отражались, отскакивали, извивались слова, ничего не значащие. Он не помнил ни имени, ни того что было; обрывки без логики, без начала, без конца. В пустоте без параметров.<br>
До тех пор пока не проснулся от солнечного света с развороченным горлом. Разум был светел и ясен — этого не вынести метафизически. <br>
<br>
А чуть позже ему сказали, что из живых он, воротила этого парада, гниющий до конца жизни в тюрьме и бутылка бурбона.<br>
<br>
Их — нет, он —  есть. Смерть дышала гнилью и мятными леденцами в затылок, прямо в рот, прямо в глаза, но он лишь улыбался отражению из оконного стекла; слепо касался своего лица руками, впитывая струи воздуха мелкой дрожью. Ощупывая, щеки, волосы, ударяясь лбом о сомкнутые руки.<br>
<br>
В клофелиновой тиши буря внутри затихла, оставляя только обезображенные тоской кости и налет азарта. С гулькин нос. Но зато Геройски. Шота смутно нащупывал под коркой головного мозга каждым своим ганглием, что внутри какие-то сумасшедшие страсти, грезы, какая-то стремная муть, и ему было слишком лень разбирать. Он, наверное, и не смог бы выскрести его из глубины, даже при больших граблях. Ничего нет хуже. Шота поднял ладони к глазам, повернул их к свету и проследил перелив синих нитей жизни на запястье, блуждающих по костям, как корни дерева; почти физически ощутил мягкое биение крови под кожей и бульканье сжимающегося сердца.<br>
<br>
Сожаления на редкость бесполезная штука, как Мьетта в наушниках.<br>
<br>
— Привет. Ну, расскажешь, что ты думаешь об этом? О смерти.<br>
На пороге больничной палаты фигура. С голосом и пиджаком поверх шлейфом тянущегося за ней халата. Пусто болтался рукав. Он никогда не думал о смерти, но теперь, мысль о первом появившимся в мироздании Боге, казалась такой нормальной. Ему хотелось сказать, что однажды увидев Смерть, хочется сбежать подальше. Да какой же бред, когда понимаешь, что однажды скручивая злодея, ты спасаешь всех, кроме двоих, кроме Героя и Злодея. А если копнуть глубже, по сути мы сражаемся против себя. По сути, мы убиваем сами себя. По сути, всем насрать.<br>
— Она ужасна, — Шота показал белые зубы, давай назовем это улыбкой, — но все же, я думаю, что к ней можно пристраститься. <br>
<br>
Холод страха упирался в сжатую ладонь под покрывалом. Неоконченный разговор гнетом тянул язык того кто устал собирать карточные домики в вакууме и мнить это хорошим планом. Школа к этому дерьму не готовила. Сейчас хотелось взять старую экранную пленку, отмотать назад несколько раз, чтобы оказаться на перроне.<br>
<br>
— Ты как?<br>
Вылез в проеме двери Вездесущий. С криком. Эйканьем. Воплем. Он психовал, орал, дулся, словно дитя, а потом затихал внутри своей оболочки, садился, и снова начинал орать. А Шоте хотелось выйти в стену, но со сломанной ногой — это казалось идей новой войны.<br>
<br>
Хизаши не знал ничего, и это ему шло, пусть остается незнающим другом. Не знал ни о миссии, ни о мертвых, ни о том, что пару минут назад Шоту вывернуло на чьи-то туфли. Хизаши так часто лез, куда его не просили; но другом он был потому, что для чтения чужой души был слишком честен. Он знал грань, чтил чужие тайны и не стремился к их пониманию.<br>
А Её Шота теперь ненавидел. Потому что порос с ней одной тайной и узкий круг осведомленных жуть походил на секту для Героев-дебилов, еще вонял, и собственные торчащие кости и горы трупов не могли им помешать совершать Героизм.<br>
— Я сплю. </div><br></div></div><br>[/html]

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Shota Aizawa (Jul 9 2019 20:00:36)

+6

2

[html]
<center>
<div id="str">

    <div class="header"></div>
    <div class="line"></div>
   
    <div class="title">Welcome <r>Shota Aizawa</r></div>
    <div class="tags"><t>Поздравляем с принятием в игру!</t></div>
   
    <div class="avatar"><img src="https://i.imgur.com/JLglzkW.gif" ></div>
   
    <div class="textbox">
        <f>Д</f>обро пожаловать в игру, дорогой друг! Теперь тебя ведет дорога приключений и мы искренне надеемся, что тебе не прострелят колено. Для того, чтоб всегда оставаться в теме, советуем периодически проверять тему с <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=303#p22247">таймлайном</a>. Там будут выписываться основные события и текущие активные квесты. Для того, чтоб присоединиться к какому-то квесту или попросить ГМ создать новый - следует обратиться в <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=317">специальную тему</a>. Чтоб всегда оставаться красивым и сиять, следует обращаться в тему с <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=369">заказом графики</a>, где вам обязательно помогут принарядиться. Чтоб сделать красивый профиль, оставьте пожелания в теме с <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=313">заполнением профиля</a>. Не нужно забывать о том, чтоб отметиться в таких орг темах, как <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=292">занятые внешности</a> и <a href="/viewtopic.php?id=294#p22098">Сфера занятости</a>.  За вопросами всегда можно обратиться в тему <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=315">вопрос/ответ/просьба/жалоба</a>, где будут рассматриваться обращения игроков, ну или в личку к админам, если так сильно стесняетесь. <br>
Отдельное внимание следует уделить теме с <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=312">тестом на лицензию</a>. Заполняйте, не стесняйтесь. Также стоит отметиться в готовности к <a href="http://bokunohero.ru/viewtopic.php?id=451">сюжетным квестам</a>, ведь это важно для продвижения вашего персонажа и улучшения его в игре.
   </div>
     
</div>
</center>[/html]

0


Вы здесь » Boku no Hero » Персонажи » Shota Aizawa, 31 y.o. [hero]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно